Ставки налога, установленные статьей 6 Закона о налоге солидарности, также и в отношении работодателей не соответствуют закрепленному в Конституции принципу равенства

16.11.2017.

16 ноября 2017 года Конституционный суд огласил решение по делу № 2016-16-01 «О соответствии статей 3, 5 и 6 Закона о налоге солидарности первому предложению статьи 91 Конституции Латвийской Республики».

Оспариваемые нормы

Статья 3 Закона о налоге солидарности:

«Объектом налога является доход, который определен в статьях 14 и 202 закона „О государственном социальном страховании‟[1] и превышает установленный на соответствующий календарный год максимальный размер[2] объекта обязательных взносов государственного социального страхования (далее – объект обязательных взносов)».

Статья 5 Закона о налоге солидарности:

«Плательщиками налога являются работодатели, работники, внутренние работники у работодателя-иностранца, иностранные работники у работодателя-иностранца и самозанятые лица, которые подлежат государственному социальному страхованию и доходы которых за период таксации превышают определенный в соответствии с законом „О государственном социальном страховании‟ максимальный размер объекта обязательных взносов».

Статья 6 Закона о налоге солидарности:

«Ставка налога соответствует ставке обязательных взносов, установленной в соответствии со статьей 18 закона „О государственном социальном страховании‟»[3].

Норма высшей юридической силы

Первое предложение статьи 91 Конституции:

«Все люди в Латвии равны перед законом и судом».

Факты по делу

Заявители – девять юридических лиц, которые являются работодателями, чьи работники имеют доходы от заработной платы, за год превышающие максимальный размер объекта обязательных взносов. В соответствии с оспариваемыми нормами, для работодателей наступила обязанность по уплате налога солидарности в размере, предусмотренном Законом о налоге солидарности.

Заявители считают, что из цели оспариваемых норм – уменьшить регрессивность налогов и пополнить основной бюджет государства с целью финансирования расходов социального характера – вытекает обязанность работников, а не работодателей, платить налог солидарности. Однако бо́льшая часть общего бремени налога солидарности ложится именно на работодателей. Кроме того, на взгляд заявителей, законодатель не оценил альтернативы, которые бы в меньшей степени ограничивали права работодателей.

По мнению заявителей, оспариваемые нормы ограничивают их основные права, определенные в Конституции, так как предусматривают различное отношение к работодателям, находящимся в одинаковых и сопоставимых условиях. Оспариваемые нормы ухудшают ситуацию работодателей, которые задействуют высококвалифицированных специалистов, ставя их в менее выгодное положение по сравнению с другими работодателями, у которых такие работники не заняты. Заявители также считают, что оспариваемые нормы предусматривают различное отношение ко всем работодателям, платящим налог солидарности, в том, что касается применения ставок налога. По мнению заявителей, законодатель без объективного основания установил различные ставки налога солидарности для работодателей в зависимости от рисков, на предмет которых работник страхуется социальным страхованием.

Выводы и решение суда

О связи настоящего дела с делом № 2016-14-01

Конституционный суд указал, что свои соображения о содержании статьи 91 Конституции в аспекте налога солидарности суд уже изложил в решении по делу № 2016-14-01[4]. Выводы, сделанные в этом решении, относятся к рассматриваемому делу в той мере, в какой существует подобие в плане содержания обязательства по уплате налога солидарности. [12]

О содержании возложенного на работодателя обязательства по уплате налога солидарности и его соответствии цели Закона о налоге солидарности

Конституционный суд констатировал, что налог солидарности составляет как ту часть налоговых платежей, которая рассчитывается и удерживается из брутто-зарплаты работника, так и ту часть налоговых платежей, которая рассчитывается и уплачивается из средств работодателя. Чтобы уменьшить регрессивность налогообложения рабочей силы, законодатель ввел новый вид налога – налог солидарности. Таким образом, в соответствии с целью Закона о налоге солидарности, было выравнено бремя налогообложения рабочей силы как для работников, так и для работодателей. [13.1, 13.2]

О группах лиц, которые в аспекте обязанности по уплате налога солидарности находятся в одинаковых и сопоставимых условиях

Конституционный суд указал, что объединяющим признаком, по которому в деле определяются группы лиц, находящиеся в одинаковых и сопоставимых условиях, является объект налога солидарности, то есть размер доходов, к которым применяется налог солидарности. Работодатели, у которых заняты работники, чьи доходы за год не достигают предела, за которым возникает обязанность по уплате налога солидарности, этим признаком не обладают. Следовательно, эти работодатели по сути несопоставимы с работодателями, у которых заняты работники, чьи доходы этот предел превышают. В свою очередь, все работодатели, на которых лежит обязанность по уплате налога солидарности, находятся в одинаковых и сопоставимых условиях. [15.1, 15.2]

О прекращении судопроизводства в части о соответствии статей 3 и 5 Закона о налоге солидарности первому предложению статьи 91 Конституции

Конституционный суд признал, что в настоящем деле, так же, как в деле № 2016-14-01, субъект и объект налога сами по себе не создают нарушение принципа равенства. Имеется в виду, что различное отношение к сопоставимым группам может вытекать единственно из установленных ставок налога. Таким образом, Конституционный суд заключил, что статьи 3 и 5 Закона о налоге солидарности не подлежат оценке в рамках первого предложения статьи 91 Конституции, так как не создают ограничения основных прав. Конституционный суд решил прекратить судопроизводство в этой части. [16]

О несоответствии статьи 6 Закона о налоге солидарности первому предложению статьи 91 Конституции

Конституционный суд указал, что для работодателей, платящих налог солидарности, ставки этого налога различаются в зависимости от социальных рисков, от которых застрахованы занятые у них работники. Таким образом, статья 6 Закона о налоге солидарности предусматривает различное отношение к работодателям, которые находятся в одинаковых и сопоставимых условиях. [17]

Конституционный суд отметил, что в вопросе о том, установлено ли различное отношение правовой нормой, принятой в предусмотренном Конституцией порядке, фактические обстоятельства дела и юридическое обоснование идентичны тем, что были оценены в рамках дела № 2016-14-01. Конституционный суд в решении по делу № 2016-14-01 признал, что ставки налога солидарности установлены законом, принятым в надлежащем порядке. Таким образом, отсутствует необходимость в повторной оценке процесса принятия оспариваемой нормы, и в настоящем деле различное отношение также установлено законом. [18]

Конституционный суд в решении по делу № 2016-14-01 уже оценил вопрос легитимной цели различного отношения, предусмотренного статьей 6 Закона о налоге солидарности, и указал, что простота администрирования налога не может быть единственной легитимной целью при установлении различного отношения к сопоставимым группам плательщиков налога солидарности. Значительный объем доходов бюджета (фискальный эффект налога) или небольшое количество плательщиков налога солидарности также сами по себе не могут использоваться для обоснования ограничения принципа равенства, закрепленного в Конституции. С учетом вышеупомянутого у Конституционного суда не было необходимости в повторной оценке таких соображений. Конституционный суд заключил, что различное отношение к работодателям, предусмотренное статьей 6 Закона о налоге солидарности, не имеет легитимной цели, поэтому эта оспариваемая норма не соответствует первому предложению статьи 91 Конституции. [19]

О силе решения Конституционного суда во времени

Конституционный суд указал, что в настоящем деле, подобно делу № 2016-14-01, необходимо и допустимо то, что также и в отношении работодателей не соответствующая Конституции статья 6 Закона о налоге солидарности еще некоторое время будет оставаться в силе, чтобы законодатель имел возможность принять новое правовое регулирование, соблюдая принцип равенства. Принимая во внимание то, что для принятия нового правового регулирования законодателю необходим разумный срок, а также то, что необходимо согласовать соответствующие изменения с общей налоговой политикой и обеспечить стабильность государственного бюджета, статью 6 Закона о налоге солидарности следует признать недействительной с 1 января 2019 года. [20]

Конституционный суд решил:

1) прекратить судопроизводство по делу в части о соответствии статей 3 и 5 Закона о налоге солидарности первому предложению статьи 91 Конституции Латвийской Республики;

2) признать статью 6 Закона о налоге солидарности не соответствующей первому предложению статьи 91 Конституции Латвийской Республики и недействительной с 1 января 2019 года.

Решение Конституционного суда окончательно и обжалованию не подлежит. Решение вступает в силу в момент его оглашения.


 

Текст решения на латышском языке доступен на сайте Конституционного суда:
http://www.satv.tiesa.gov.lv/wp-content/uploads/2017/11/2016-16-01_Spriedums.pdf

[1] […] Объектом обязательных взносов работодателя и работника являются все начисленные на оплачиваемой работе доходы, из которых должен быть удержан подоходный налог с населения, без вычета необлагаемого минимума, налоговых льгот и оправданных расходов, на сумму которых налогоплательщик имеет право уменьшить облагаемый доход. […]

[2] С 9 декабря 2014 года по 23 августа 2016 года установленный максимальный размер обязательных взносов государственного социального страхования составлял 48 600 евро в год (пункт 1.1 правил Кабинета министров № 756 от 9 декабря 2014 года «Изменения в правилах Кабинета министров № 1478 от 17 декабря 2013 года „Правила о минимальном и максимальном размерах объекта обязательных и добровольных взносов государственного социального страхования‟»). С 23 августа 2016 года установленный максимальный размер обязательных взносов государственного социального страхования составляет 52 400 евро в год (пункт 5 правил Кабинета министров № 1478 от 17 декабря 2013 года «Правила о минимальном и максимальном размерах объекта обязательных и добровольных взносов государственного социального страхования»).

[3] Ставка обязательных взносов, если работник страхуется всеми видами социального страхования, составляет 34,09 процента, из которых 23,59 процента уплачивает работодатель и 10,50 процента – работник (часть первая статьи 18 закона «О государственном социальном страховании»).

[4] 19 октября 2017 года Конституционный суд огласил решение по делу № 2016-14-01 «О соответствии статей 3, 5, 6, 7 и 9 Закона о налоге солидарности первому предложению статьи 91 и статье 109 Конституции Латвийской Республики». Решение по делу № 2016-14-01 доступно здесь. Пресс-релиз об оглашенном решении по делу № 2016-14-01 доступен здесь.

Открыть релиз в формате pdf: 2016-16-01_PR_par_spriedumu_ru

Сопряженное дело 2016-16-01