Нормы, привязывающие месячную заработную плату судей к максимальному размеру месячного оклада высококвалифицированного юриста учреждения прямого государственного управления, то есть месячного оклада 12-й группы, признаны не соответствующими статьям 83 и 107 Конституции Латвийской Республики

26.10.2017.

26 октября 2017 года Конституционный суд огласил решение по делу № 2016-31-01 «О соответствии части девятой статьи 4 и части первой статьи 61 Закона о вознаграждении должностных лиц и работников государственных органов и органов самоуправлений статьям 83 и 107 Конституции Латвийской Республики».

Оспариваемые нормы

Часть девятая статьи 4 Закона о вознаграждении должностных лиц и работников государственных органов и органов самоуправлений (далее – Закон о вознаграждении): «Месячная заработная плата судьи определяется путем ее привязки к месячной заработной плате высококвалифицированного юриста учреждения прямого государственного управления с использованием соответствующего коэффициента[1]. Месячная заработная плата прокурора определятся путем ее привязки к месячной заработной плате судьи районного (городского) суда с использованием соответствующего коэффициента».

Часть первая статьи 61 Закона о вознаграждении: «Месячная заработная плата судьи районного (городского) суда определяется путем ее приравнивания к максимальному размеру заработной платы руководителя юридического структурного подразделения учреждения прямого государственного управления (12-я группа месячных окладов) в соответствии с приложением 3 к настоящему закону[2]».

Нормы высшей юридической силы

Статья 83 Конституции:

«Судьи независимы и подчиняются исключительно закону».

Статья 107 Конституции:

«Каждый работник имеет право получать соответствующую выполненной работе оплату не ниже установленного государством минимума, а также право на еженедельные выходные и ежегодный оплачиваемый отпуск».

Факты по делу

Дело возбуждено по заявлению Совета юстиции. Совет Юстиции считает, что оспариваемые нормы нарушают принцип независимости судей, несоразмерно ограничивая гарантии независимости судей, и, таким образом, не соответствуют статьям 83 и 107 Конституции.

При соизмерении в плане вознаграждения должности судьи и должности руководителя юридического структурного подразделения учреждения прямого государственного управления законодатель, по мнению заявителя, не учел различные функции, статус, ответственность этих должностей и установленные для них ограничения. Заявитель считает, что законодатель не учел также то, что для руководителя юридического структурного подразделения учреждения прямого государственного управления в зависимости от результатов работы также предусмотрены доплаты, премии и денежные награды, а судьям они назначаться не могут. Существующая система вознаграждения судей не позволяет привлекать на должность судьи наилучших кандидатов и не мотивирует руководителя юридического структурного подразделения учреждения прямого государственного управления стать судьей, так как вознаграждение судьи фактически ниже.

Совет юстиции считает, что по причине бездействия законодателя система вознаграждения судей не приспособлена к изменениям экономической ситуации и правового регулирования. Законодатель защитил вознаграждение других государственных должностных лиц, но не создал систему для сохранения фактической ценности вознаграждения судей. Сравнение вознаграждения судей с вознаграждением должностных лиц государственного управления не позволяет признать вознаграждение судей надлежащим. Совет юстиции подчеркнул, что при назначении вознаграждения судьям и государственному управлению должны учитываться разные принципы, поэтому вознаграждение, установленное для должностных лиц государственного управления, может использоваться для сравнения, но его привязка к вознаграждению судей недопустима.

Выводы и решение суда

Об определении границ требования

Конституционный суд постановил, что в рамках настоящего дела он будет оценивать соответствие оспариваемых норм статьям 83 и 107 Конституции единственно в той мере, в какой оспариваемые нормы предусматривают порядок определения месячной заработной платы судей. Соответствие норм положениям Конституции в той мере, в какой эти нормы предусматривают порядок расчета месячной заработной платы прокуроров, Конституционный суд оценит в деле № 2017-13-01, возбужденном по заявлению Генерального прокурора Латвийской Республики. [17]

Об оценке оспариваемых норм

Конституционный суд заключил, что в деле имеет место спор единственно об одном из элементов регулярной части оплаты труда судей – о месячной заработной плате. Обе оспариваемые нормы по сути образуют единую систему расчета месячной заработной платы судей, предусматривающую привязку размера вознаграждения любого судьи к максимальному размеру месячной заработной платы руководителя юридического структурного подразделения учреждения прямого государственного управления, то есть 12-й группы месячных окладов. Таким образом, Конституционный суд оценивал оспариваемые нормы как единое регулирование оплаты труда судей. [18.1, 18.2]

Конституционный суд заключил, что критерии, по которым следует оценивать, обеспечена ли судьям надлежащая оплата труда в понимании статьи 107 Конституции, напрямую вытекают из статьи 83 Конституции. Поэтому, если будет сделан вывод, что оспариваемые нормы не соответствуют статье 83 Конституции, это будет означать, что они не обеспечивают судьям соответствующую оплату труда и не соответствуют также статье 107 Конституции. Поэтому Конституционный суд проверил соответствие оспариваемых норм статье 83 Конституции. [19]

О несоответствии оспариваемых норм принципу независимости судей, содержащемуся в статье 83 Конституции

Конституционный суд указал, что на законодателе лежит вытекающая из принципа разделения властей обязанность учитывать статус судьи, то есть относиться к судебной власти так, чтобы обеспечивалось взаимное равновесие среди трех ветвей государственной власти. Это отношение законодателя к судебной власти среди прочего должно отражаться в правовом регулировании вознаграждения судей. [21.1]

Конституционный суд признал, что законодатель вправе создать систему вознаграждения судей, точкой отсчета выбрав размер вознаграждения должностного лица государственной исполнительной власти. Однако в таком случае вознаграждение судьи не может зависеть от принципов назначения вознаграждения, характерных для другой ветви государственной власти. [21.1]

Конституционный суд подчеркнул, что законодатель, принимая решение о соответствии оплаты труда судей, должен обеспечить, чтобы принципу независимости судей отвечала оплата труда любого судьи вне зависимости от уровня суда или времени, проработанного в должности судьи. [20]

Таким образом, Конституционный суд оценил, обеспечивают ли оспариваемые нормы судье районного (городского) суда, без учета возможных предусмотренных для судьи надбавок за выслугу, оплату труда, соответствующую критериям, которые вытекают из содержащегося в статье 83 Конституции принципа независимости судей. [20]

Конституционный суд указал, что система вознаграждения судей, в которой вознаграждение судьи зависит от принципов назначения вознаграждения, характерных для другой ветви государственной власти, не соответствует принципу независимости судей. [21.1]

О финансовой защищенности судей

Конституционный суд признал, что под финансовой защищенностью судей следует понимать обязанность государства предусмотреть для судей вознаграждение, которое способно обеспечить им надлежащий уровень жизни на протяжении всей судейской карьеры с учетом экономической ситуации в государстве, а также общих стандартов жизни. Финансовая защищенность судьи включает в себя не только средства к существованию, но, с учетом значимости должности судьи в обществе, также определенное качество жизни. Финансовая защищенность судьи не находится под угрозой единственно в случае, когда получаемое судьей вознаграждение позволяет ему поддерживать надлежащий уровень жизни, а также позаботиться о благополучии своей семьи. [21, 21.2]

Конституционный суд указал, что для того, чтобы оплата труда судьи обеспечивала судье финансовую защищенность, эта оплата должна быть соразмерной предъявляемым к должности судьи требованиям, установленным в отношении этой должности ограничениям, а также конкурентоспособной. [22.1]

Конституционный суд заключил, что несмотря на то, что к должности судьи предъявляются высокие требования в плане квалификации и социальной компетентности, а также для нее установлены ограничения прав, судьям назначена оплата труда, фактическая ценность которой ниже, чем у должностного лица, чья месячная заработная плата привязана к месячной заработной плате судьи. [22.3]

Практика применения норм Закона о вознаграждении в государственном управлении лишь усиливает создаваемую этими нормами угрозу финансовой защищенности судей, по сути еще более уменьшая и без того низкую фактическую ценность оплаты труда судей, установленную оспариваемыми нормами. [22.3]

Таким образом, Конституционный суд пришел к выводу, что установленная оспариваемыми нормами оплата труда судей не обеспечивает финансовую защищенность судей. [22.3]

О сохранении фактической ценности оплаты труда судей

Конституционный суд признал, что законодателю следует создать такую систему вознаграждения судей, которая будет в себя включать механизм сохранения фактической ценности этого вознаграждения. Фактическая ценность вознаграждения судей может сохраняться, если законодателем будет создана система, в которой фактический размер вознаграждения судьи будет зависеть от экономических показателей, или будет назначен срок, по истечении которого размер вознаграждения судьи будет подлежать пересмотру, и конкретные критерии, по которым будет оцениваться фактический размер вознаграждения судей. [21.3]

Конституционный суд констатировал, что существующая на настоящий момент система вознаграждения судей не включает в себя механизм сохранения фактической ценности трудового вознаграждения, так как нормы Закона о вознаграждении, предусматривающие пересмотр вознаграждения и оплаты труда, относятся исключительно к руководителям государственных органов и органов самоуправления. [22.4]

Поскольку предусмотренная оспариваемыми нормами привязка вознаграждения судей не обеспечивает соответствие оплаты труда судей требованиям, вытекающим из принципа независимости судей, Конституционный суд заключил, что оспариваемые нормы не соответствуют статье 83 Конституции, а также статье 107 Конституции, и признаются недействительными. [22.4]

О силе решения Конституционного суда во времени

Конституционный суд признал, что законодателю необходимо время, чтобы разработать соответствующую требованиям статьи 83 Конституции систему оплаты труда судей – оценить фактическую ценность оплаты труда, которая должна обеспечиваться каждому судье, и пересмотреть возможности государственного бюджета. Таким образом, оспариваемые нормы следует признать недействительными с 1 января 2019 года. [23]

Конституционный суд постановил:

Признать первое предложение части девятой статьи 4 и часть первую статьи 61 Закона о вознаграждении должностных лиц и работников государственных органов и органов самоуправления не соответствующими статьям 83 и 107 Конституции Латвийской Республики и недействительными с 1 января 2019 года.

Решение Конституционного суда окончательно и обжалованию не подлежит. Решение вступает в силу в день его оглашения.

Текст решения на латышском языке доступен на сайте Конституционного суда:
http://www.satv.tiesa.gov.lv/wp-content/uploads/2017/10/2016-31-01_Spriedums.pdf


[1] Часть вторая статьи 61 Закона о вознаграждении предусматривает, что месячная заработная плата судей определяется путем применения к месячной заработной плате судьи районного (городского) суда следующего коэффициента:

1) для заместителя председателя районного (городского) суда и председателя дома правосудия районного (городского) суда — 1,1;
2) для председателя районного (городского) суда — 1,2;
3) для судьи отдела земельных книг — 1;
4) для заместителя начальника отдела земельных книг — 1,05;
5) для начальника отдела земельных книг — 1,1;
6) для судьи окружного суда — 1,2;
7) для заместителя председателя и председателя коллегии окружного суда, а также для председателя дома правосудия окружного суда — 1,28;
8) для председателя окружного суда — 1,35;
9) (исключен законом от 12.12.2013);
10) для судьи Верховного суда — 1,42;
11) для председателя департамента Верховного суда — 1,55;
12) для председателя Верховного суда — 1,7;
13) для судьи Конституционного суда — 2,1;
14) для заместителя председателя Конституционного суда — 2,3;
15) для председателя Конституционного суда — 2,62.

[2] Согласно приложению 3 к Закону о вознаграждении, размер месячной заработной платы судьи районного (городского) суда составляет 1647 EUR (брутто).

Открыть релиз в формате pdf: 2016-31-01_PR_par_spriedumu_ru

Сопряженное дело 2016-31-01